За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Культура

Любовь как теория вероятностей

№94 (10649) // 28 августа 2018 г.
Ирина Костырко

В «Театре на Чайной» дан премьерный спектакль «Иллюзии» в постановке Александра Онищенко, по одноименной пьесе Ивана Вырыпаева.

ВЫ ЗАГОЛОВОК мой не берите в голову, а то еще подумаете, что я такой заправский математик: нет уж, в сфере точных наук я гарантированный двоечник. Но помню терпеливые наставления, даваемые мне, с легкой усмешкой, в былое время, подругой — физиком-теоретиком. С юности помню, как некоторые выкладки современной точной науки применимы в наше время к явлениям в искусстве, именно там, где оно, искусство, явно входит в область социальной психологии. С «Иллюзиями» — как раз этот случай. Интуиция тоже во мне работает, а математика, скажу я вам, не зря же оперирует иррациональными величинами: на каком-то уровне она, в моем восприятии, уже зашкаливает в область мистики, хотя сами ее адепты это категорически отрицают. Когда я спектакль смотрела, рука сама тянулась к воображаемому мешку с шарами: все — черные, а вдруг выужу белый?..

Вот вообразите ситуацию. Умирает человек, которому за восемьдесят, и говорит предсмертное слово своей жене, с которой прожил более полувека. Прочувствованное слово. Точнее — слова, слова, слова. Слов столько, что за время этого монолога можно еще одну супружескую жизнь прожить и помереть... от почти нестерпимой нравоучительности предсмертных откровений: ну, чисто Эдуард Асадов, пересказанный в прозе. Не монолог — мечта пятнадцатилетней девочки про идеальную любовь. Одно не сложилось — не удалось супругам умереть в один день. Зато, спорим, всякая жена мечтает услышать такое! И зрительницы сейчас вполне прослезиться могут от умиления. Постулаты идеального брачно-любовного союза изложены как по писаному, вот по списку советов психолога для дамского журнала.

Ольга Салтыкова
Ольга Салтыкова

Все это пафосно излагает нам актер у микрофона. Отметив окончание монолога пафосной же паузой, уступает микрофон коллеге... и тут такое начинается!..

То есть — не начинается: продолжается. Только чуточку меняется ракурс. Точка зрения смещается. Сколько действующих лиц, столько и точек зрения. Что было, что стало, чем сердце успокоится.

...Когда мы были молодыми, но, к досаде, быть может, многих, к прекрасной чуши склонны не были, мы обожали в компании повторять изречение одной бальзаковской графини: «Дитя мое, если вы будете говорить о любви, в то время как я говорю о браке, мы с вами не поймем друг друга». Из пьесы Ивана Вырыпаева этот трезвый посыл вытеснен: для чистоты эксперимента. Здесь каждый другого любит. Идеальной пожизненной любовью. А именно: перед нами выведены две очень пожилые супружеские пары с солидным стажем взаимной любви. И актеры у микрофона нам излагают мини-новеллы из жизни этих пар. С точками зрения.

Юрий Невгамонный
Юрий Невгамонный

Но... не буду же я пересказывать вам сюжет, полный подвохов и перевертышей! Одно отмечу: коллизии, заданные Вырыпаевым и тонко интерпретированные режиссером Онищенко, — эксперимент, производимый в стерильных лабораторных условиях. Ничто ему не мешает, даже упоминания персонажей о детях и внуках. Каковые, можно догадаться, в реальной жизни надежно способствуют переориентации из сферы большой и чистой любви в область смиренной прозы с проблемами борьбы за выживание. Нет уж: «с графини требуются только душевные качества, потому что для хозяйственных у ней много лакеев», — даже это охранное условие в истории двух супружеских пар соблюдено: мы смутно представляем себе, чем, собственно, они в жизни были заняты помимо странностей любви. Странности же эти — экспериментальная конструкция по классическому принципу «как если бы». А если вот так, как рассказывает вот этот персонаж? А ну, — вот так?..

ОЧЕНЬ СКОРО по ходу спектакля мне вспомнилась сцена, вошедшая в анналы киноклассики: фиктивная игра в большой теннис в финале фильма М. Антониони «Блоу-ап» («Крупным планом»). Звучат удары ракеткой по мячику, мы видим ужимки и прыжки теннисистов на корте, а мячика-то и нет, исполняется пантомима, или, как говорят на театре, беспредметное действие. Все сие, после изложенной нам в фильме истории, долженствовало символизировать принципиальную непостижимость истины, наше насквозь иллюзорное восприятие явлений этого мира.

Фильм пришел к нам с запозданием, когда мы уже, смею сказать, поумнели. И во мне, при первом просмотре, вместо пиететного «вот оно!», вызвал реакцию саркастическую: товарищ, обнаружил труп — звони в полицию, а не морочь мне голову непостижимостью истины, начитавшись модных философских теорий. Предполагаю, что Иван Вырыпаев, 1974 года рождения, «богат едва еще из колыбели ошибками отцов и поздним их умом». Пьеса «Иллюзии» — а зритель, подозреваю, напрочь забывает название спектакля, всецело захваченный переживаниями на тему «ах, как они любили» и ломая голову, кто же кого, в конечном счете, на самом деле любил, — эта пьеса тоже из разряда «беспредметного действия»; только поднимает ее на порядок выше выкладки киномэтра 60-х ее ироническая интонация, подчас крепко сдобренная и черным юмором. Идет игра: озорная провокация, игра нашими стереотипами и идеальными представлениями, а сказать проще — влечениями, хотелками, конструкциями, подменяющими реальность.

Вывод спектакля «Иллюзии», вослед пьесе, тоже, в общем, об этом, «по Антониони»: об изначальной неупорядоченности бытия, вследствие которой на бытийные вопросы каждому приходится отвечать персонально — и для себя. Нет универсальных ответов. Все относительно. И на вопрос: «Так что же такое любовь?», — нет ответа, годного для всех и каждого.

Денис Фалюта
Денис Фалюта

Тут, знаете, опять уместно обратиться к физике в искусствоведении. Напомню, что много лет назад писала в своих эссе выдающийся советский кинокритик Майя Туровская: «Переход от классической механики Ньютона к квантовой физике ХХ века определил принципиально-вероятностную точку зрения...: нет точного местонахождения электрона, есть лишь волна вероятности. Был сформулирован принцип неопределенности Гейзенберга: само наблюдение за частицей — вмешательство светового луча — уже меняет ее местоположение». Данной формулировки вы не найдете, обратившись в Интернете к «Гейзенбергу», — это переложение постулатов физики на язык социопсихологии, сделанное искусствоведом; причем, замечу: сам-то принцип был открыт, задолго до В.К. Гейзенберга, русским писателем Федором Достоевским...

Короче: явление зависит от глаза, это явление наблюдающего. От моего и твоего взгляда. Разные взгляды — разное получится и явление, хотя речь, вроде бы, об одном-единственном, конкретном. И в случае с любовью этот принцип действителен сугубо.

КАК ЭТО до нас донесено в спектакле Александра Онищенко? Адекватно. Пьеса, что называется, чистая литература, концерт для четверых чтецов. Поначалу «театр у микрофона» смущает... но постепенно действо накаляется, как краснеет, разогреваясь, спираль электропечки, достигая, в конце концов, белого каления: проявляются мимические нюансы, оживляются жесты, вибрируют интонации.

Планку задает «старший товарищ» — заслуженный артист Украины Юрий Невгамонный, и здесь, в «театре чтеца», выступающий как неповторимый характерный актер. Его молодого партнера Дениса Фалюту уж мы знаем в этом же качестве, в высоком качестве, в спектаклях Натальи Прокопенко, о которых наша газета писала. Две обаятельные молодые актрисы, Ирина Костырко и Ольга Салтыкова, достойно выглядят рядом со своими более опытными коллегами.

...Нет, а все же, что такое любовь? В ней ли смысл жизни? Да сам себе и ответь, чудак! Откупори шампанского бутылку и перечти... ага, и это, и то, и еще всякое. Ответа, может, и не получишь, но чувства воспитаешь. Потому что любовь очень зависит от твоих глаз, на нее смотрящих.

А «Иллюзии» — они на то иллюзии, чтобы не дать реальной картины. Лично для меня этот спектакль, может быть, вовсе не обязателен... не будь в этой необязательности обаяния вещиц, созерцаемых на развалках Староконного рынка: такой себе изящный пустячок, покрытый патиной времени, и необходимым его не назовешь, а вот поглазеешь, и на душе светлее...

Тина Арсеньева. Фото автора



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

Нет комментариев
Поиск:
Новости
21/09/2020
С 21 сентября по распоряжению Кабмина действует новое эпидемическое зонирование...
21/09/2020
По информации Одесского областного лабораторного центра МОЗ Украины, на утро 21 сентября в Одесской области зарегистрированы 11 609 случаев COVID-19. Из них 4741 человек — жители Одессы...
21/09/2020
В минувшую субботу начались испытания: инженеры Пассажирской канатной дороги будут проверять различные технические параметры и испытывать новую кабину с грузами...
21/09/2020
Все запланированные на 26 сентября мероприятия по случаю дня города в Южном перенесли из-за эпидемиологической обстановки...
21/09/2020
Скоро в центральной части города появятся подземные контейнеры для мусора по типу тех, что установлены на Приморском бульваре. Об этом стало известно из тендеров, опубликованных на площадке Prozorro...
Все новости



Архив номеров
сентябрь 2020:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30


© 2004—2020 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.038