За гуманизм, за демократию, за гражданское и национальное согласие!
Общественно-политическая газета
Газета «Вечерняя Одесса»
RSS

Далекое-близкое

История одного стихотворения

№109—110 (11099—11100) // 30 сентября 2021 г.
Аркадий Хасин

Двадцать девятого сентября исполнилось 80 лет со дня трагедии Бабьего Яра, где с приходом в Киев немецко-фашистских оккупантов в этом страшном месте были расстреляны около 70 тысяч евреев — женщин, стариков и детей. Точные цифры жертв до сих пор не установлены…

В советские времена об этой страшной трагедии умалчивалось. А два известных советских литератора — Виктор Некрасов, автор повести «В окопах Сталинграда», отмеченный Сталинской премией, и поэт Евгений Евтушенко, ратовавший за увековечение памяти невинных жертв и установление памятника на месте трагедии, пострадали. Виктору Некрасову пришлось даже эмигрировать. А Евгений Евтушенко, который, побывав на месте трагедии, написал стихотворение «Бабий Яр», опубликованное в «Литературной газете», надолго был лишен права печататься.

Сегодняшним молодым читателям все это покажется странным и непонятным. Но люди старшего возраста хорошо помнят сталинские времена и развязанный Сталиным государственный антисемитизм. Он ярко проявился после окончания Великой Отечественной войны. Так, по приказу Сталина был убит (якобы он погиб в автокатастрофе) народный артист СССР, художественный руководитель Московского еврейского государственного театра и председатель Еврейского антифашистского комитета Соломон Михоэлс. Это произошло 13 января 1948 года (о чем свидетельствовала дочь Сталина Светлана в своей книге «Двадцать писем другу»).

После убийства Михоэлса Еврейский театр был закрыт, а многие его ведущие артисты арестованы. Также был распущен и Еврейский антифашистский комитет, созданный самим же Сталиным в годы войны. И благодаря работе этого комитета американские евреи дали миллионы долларов на вооружение Красной Армии.

Все члены Еврейского антифашистского комитета были арестованы по обвинению в шпионаже в пользу Америки. А после долгих пыток и издевательств, по приговору сталинского суда 12 августа 1952 года расстреляны.

Развязанная Сталиным антисемитская кампания по борьбе с «безродными космополитами» привела к тому, что из университетов, больниц и других государственных учреждений изгонялись профессора и ведущие специалисты-евреи. А в начале января 1953 года началось так называемое «дело врачей». Были арестованы и также обвинены в шпионаже в пользу Америки ведущие врачи Кремлевской больницы — профессора Коган, Вовси, Фельдман и другие. Им грозила смертная казнь. Но после смерти Сталина 5 марта 1953 года их оправдали и выпустили из тюрьмы. Кроме одного — он умер под пытками при допросах на Лубянке.

Созданная к тому времени известными советскими писателями Ильей Эренбургом и Василием Гроссманом «Черная книга» — об уничтожении евреев на оккупированных фашистами территориях Советского Союза, уже готовая к печати, была запрещена, набор рассыпан. И лишь много лет спустя «Черную книгу» издали в Израиле. К сожалению, и после смерти Сталина, уже во времена правления Хрущева, с антисемитизмом в СССР покончено не было.

А теперь о стихотворении «Бабий Яр». Как известно читателям «Вечерней Одессы», я плавал старшим механиком на теплоходе «Аркадий Гайдар». Теплоход был построен в городе Тула в 1964 году. На подъем Государственного флага СССР из Москвы прилетел сын писателя Аркадия Гайдара — Тимур Аркадьевич Гайдар. В чине контр-адмирала он работал заведующим военным отделом газеты «Правда». И одновременно являлся членом редколлегии журнала «Пионер». Познакомившись со мной и узнав, что я пишу очерки и рассказы о моряках, он попросил написать о первых рейсах теплохода и его экипаже. При этом он дал мне свой московский адрес и номер телефона.

Выполняя просьбу Тимура Гайдара, я написал большой очерк, который назвал «Место работы — океан». Благодаря Тимуру Аркадьевичу мой очерк опубликовали в журнале «Пионер». Уйдя в отпуск, я прилетел в Москву и позвонил Гайдару. Он пригласил меня на обед в ЦДЛ (Центральный Дом литератора).

Я был в морской форме с золотыми нашивками на рукавах. И неожиданно к нашему столику подошел Евгений Евтушенко. «Тимур, — сказал он, — представь меня этому моряку! Моряки не так часто здесь бывают». Я засмеялся: «Евгений Александрович, вас и так все знают. А что касается меня — я плаваю старшим механиком на теплоходе «Аркадий Гайдар» и живу в Одессе».

Евтушенко улыбнулся: «Половину мира объездил, а в Одессе не бывал! Но буду обязательно!». И, пожав мне руку, отошел. И вот тут Тимур Аркадьевич Гайдар рассказал мне историю стихотворения Евтушенко «Бабий Яр».

— Не помню, в каком это было году, — Евтушенко приехал в Киев. Вместе с киевским писателем Анатолием Кузнецовым, который мальчиком в годы оккупации помнил шествие евреев, подгоняемых немецкими солдатами к месту казни, повел Евтушенко к месту трагедии, превращенному местными властями в городскую мусорную свалку. Евтушенко долго стоял на этом месте потрясенный. А вернувшись в Москву, написал стихотворение «Бабий Яр». Это стихотворение не решались напечатать ни «Правда», ни «Известия», ни «Комсомольская правда». И только главный редактор «Литературной газеты» Валерий Косолапов сказал: «Ну, Женя, держись! Меня за эту публикацию уволят сразу, а тебе — тоже несдобровать».

Так и случилось. Главный редактор действительно был уволен. Что же касается Евгения Евтушенко, то на него обрушился град критики. А в одной из статей московского литературного журнала «Наш современник», с явной антисемитской направленностью, было сказано, что Евтушенко потворствует международному сионизму. Травля поэта дошла до того, что ему пришлось уехать из Москвы в Сибирь, где он написал поэму «Братская ГЭС», опубликованную позже в журнале «Юность».

И вот однажды, находясь в Одессе, я прочитал афишу — «Творческий вечер поэта Евгения Евтушенко в филармонии». Я тут же купил билет и через несколько дней сидел в переполненном зале филармонии. И, стоя вместе со всем залом, аплодировал появившемуся на сцене поэту.

Первое, что сделал в начале выступления Евгений Евтушенко, — преклонил колено перед сидевшим в первом ряду почетным гражданином Одессы Борисом Давыдовичем Литваком, создателем «Дома с ангелом» для больных детей. Читал он стихотворений много. Но когда дошел до «Бабьего Яра», зал стал ему аплодировать стоя. А одна женщина, взбежав на сцену, обняла и поцеловала поэта.

Евгений Евтушенко

Бабий Яр

Над Бабьим
Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.
Мне кажется сейчас — я иудей.
Вот я бреду по Древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне —
следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус —
это я.
Мещанство —
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется —
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
«Бей жидов, спасай Россию!» —
насилует лабазник мать мою.
О, русский мой народ! —
Я знаю —
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя «Союзом русского народа»!
Мне кажется —
я — это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много —
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся — это гулы
самой весны —
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет — это ледоход…
Над Бабьим Яром
шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Всё молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я —
каждый здесь
расстрелянный старик.
Я —
каждый здесь
расстрелянный ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
«Интернационал»
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нетв крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому —
я настоящий русский!

Аркадий ХАСИН



Комментарии
Добавить

Добавить комментарий к статье

Ваше имя: * Электронный адрес: *
Сообщение: *

30.09.2021 | Людмила Владимирова
…Вспоминаю стихи 1962 года Моисея Цетлина – «историка, специалиста по античной культуре и талантливого поэта, издавшего при жизни одну-единственную книжку стихов уже на склоне лет». Стихи – ответ на евтушенковское «Наследники Сталина».

Помню, помню, какое острое чувство вызвало последнее! Ужаса, омерзения!

Этот гроб, что «…чуть дымился. / Дыханье из гроба текло, / когда выносили его / из дверей мавзолея…» Студентке мединститута, знакомой с «анатомкой», увлёкшейся психиатрией, паранойей звучало: «Угрюмо сжимая / набальзамированные кулаки, / в нём к щели глазами приник / человек, притворившийся мертвым». Он, якобы, хотел «запомнить / всех тех, кто его выносил, – / рязанских и курских молоденьких новобранцев, / чтоб как-нибудь после набраться для вылазки сил, / и встать из земли, / и до них, / неразумных, / добраться». Этот поставленный «в гробу телефон», по которому «кому-то опять / сообщает свои указания Сталин»!

Не приняла эту жуть! Тем более, что знала ведь и другие стихи Евтушенко, славящие Сталина. Например, из сборника «Разведчики грядущего» (1952), строки:

Я знаю:
грядущее видя вокруг
склоняется
этой ночью
самый мой лучший на свете друг
в Кремле
над столом рабочим...

Знала и читала – чтица! – его «Интимную лирику»…

Но Бог ему судья – Евгению Евтушенко, как и Борису Литваку, как-то пожалевшему, что не ему досталась роль Дантеса-Геккерна…

Однако стихи Моисея Цетлина, обращенные к Е. Евтушенко, стоит знать:

Термидорьянец! Паскуда! Смазливый бабий угодник!
Кого, импотент, ты порочишь блудливым своим языком?!
Вождя, что создал эту землю, воздвиг этот мир, этот дом,
Порочишь, щенок, последней следуя моде!
Кого ты лягнуть вознамерился, жалкая мразь,
И тявкаешь ты на него, рифмоплет желторото-слюнявый!
Ведь он полубог, не чета вам, погрязшим в бесславье:
Пигмеям, рабам, подлипалам, зарывшимся по уши в грязь!
Он древних трагедий герой, им ныне и присно пребудет!
Эсхил и Шекспир! Резец флорентийца суровый!
Канкан каннибальский у трупа ужель не разбудит
Презренье и гнев к вашей грязной объевшейся своре?

Увы… Эта «грязная объевшаяся свора» обладает уникальной способностью неудержимо размножаться, подобно тараканам, особенно в критические для государственности дни, собственно, и создавая их…

Отметив 2 сентября – в день рождения Одессы и свое 80-летие – предлагаю вниманию и свои стихи, посвященные Бабьему Яру:

Убиенным в Бабьем Яру

За что же, о Господи! –
Люди! – мастеровые,
Поэты, философы,
Часовщики и портные,
Врачи, музыканты, учитель,
И в них – поколенья
Ушли, оставляя проклятия
И – удивленье:
«Разве ж так можно?!
Так стыдно, нельзя,
Ведь вы – люди!..»
Впервые я здесь
И снег с тополей
Не остудит...
Он ров заметает,
Как тот,
Что на мертвых, – не тает,
Летает
И пухом седины
Мои покрывает.

Бетонные плиты и плиты
На трех наречьях:
Сто тысяч...
Беспечных и слабых,
И сильных, прекрасных.
И умных, и глупых,
И добрых, и злых –
О, разных!
Но жили, любили, и вдруг –
На обрыв и – в вечность!

Памятник... Им ли, иль времени –
«Мощь и величье».
Только такими ли были
Их руки, обличья?
Память борцам? Ну а детям,
Калекам, старухам? –
Связаны руки, о связаны –
Скованы руки.

....Мать оторвать
И от мертвого тельца –
Бессильны.
Как ни вяжи,
И не выверни плечи –
Стожильна:
Вздох уловить бы,
Губами согреть,
Иль проститься?
Падают, падают в ров –
Не забыть, не забыться...

Никак не понять,
Отчего мне так больно –
Нету
Во рву ни родных,
Ни друзей – разбрелись
По свету
Друзья-однокашники
В семидесятых, позже,
И капли еврейской
Мне в кровь не влилось,
Но все же,
Но все же я плачу,
Судьбу мою благословляю,
Что плакать умею,
Что слез надо рвом
Не скрываю,
Что так прожила,
Крещена в сентябре том
Людмилой...
Святая моя, как ты ЭТО
В свой день
Допустила?!

Когда моя боль –
Миру в ранних сединах
Открыта –
За день этот страшный –
Так долго значенье
Сокрыто! –
То я понимаю,
К закату клонясь,
Понимаю.
И как искупленье
Я горечь судьбы
Принимаю.

15-18 июня 1992, Киев – Одесса.

Осмеливаюсь ещё предложить свои стихи – с пожеланием добра и справедливой оценки поступков и деяний людей и нелюдей, времён и – Вождя, Генералиссимуса Победы:

Научимся!

Не бросил он в тот страшный час Москвы.
Как вы бы не картавили, он – Сталин.
Сыны – на фронте. А своим не вы
Местечки поуютней подыскали?..

И нынче – «за бугром» они. – Tip-top!
Израильские колледжи и вузы
И Гарвард, Принстон пополняют «клоб» –
Тот, «аглицкий»… И – прочие «союзы»…

Ну как же, «голубых кровей» – они!
Нам не чета – тупым сермяжным гоям,
Позволившим разрушить – без войны! –
Державу победивших в лютой бойне.

Вам испокон была моя страна
Всего лишь – «эта», изгаляясь, – «оной»
Зовёте… У меня была одна –
Единая! – единственной суждённой.

Душой души моей, моих родных...
Всё отдала, и вас спасла от печи.
Вы ж норовили побольней – под дых! –
Дурилки – ваши пакостные речи.

Прикрытие гешефтов и надежд
На мировое подлое господство.
Но час прошёл доверчивых невежд,
И – истекает горького сиротства.

Так – вопреки, верней, – благодаря
Продажной власти, нынешним уродам,
Я верю: испытания не зря
Даны славянству – моему народу.

Научимся и помнить, и ценить
Всё, что отцы и деды завещали.
А вас, надеюсь, ваш народ судить
Пожёстче будет, нежели сам Сталин.

май 2015
Поиск:
Новости
01/12/2021
На заседании исполкома горсовета утверждена «Схема зонирования местоположений электросамокатов и других индивидуальных электрических средств передвижения на объектах благоустройства г. Одессы»...
01/12/2021
Сотрудники КУ «СМЭП» модернизировали светофоры на перекрестках улиц Польской и Жуковского, Канатной и Пантелеймоновской. Об этом сообщили в пресс-службе Одесского горсовета. Вместо старых ламповых установили современные LED-светофоры и новые опоры...
01/12/2021
Катера украинских Военно-Морских Сил «Сумы» и «Фастов», переданные правительством США ВСУ, провели 30 ноября ходовые испытания в Чёрном море...
01/12/2021
В украинских магазинах с 10 декабря одноразовые пластиковые пакеты станут платными. Их будут продавать по цене от 2 до 3 гривен за штуку...
01/12/2021
Прогноз погоды в Одессе 3—9 декабря
Все новости



Архив номеров
декабрь 2021:
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31


© 2004—2021 «Вечерняя Одесса»   |   Письмо в редакцию
Общественно-политическая региональная газета
Создана Борисом Федоровичем Деревянко 1 июля 1973 года
Использование материалов «Вечерней Одессы» разрешается при условии ссылки на «Вечернюю Одессу». Для Интернет-изданий обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка на цитируемую статью. | 0.016